эдуард шендерович (eshender) wrote,
эдуард шендерович
eshender

Про "Гуш-Муллу"

Читая эссе Иличевского, ловлю себя на желании преобразить его тонкие намагниченные монологи в интерактивную многопользовательскую игру, типа World of Warcraft, глубоко созидательную в своем зерне, возможно даже без его (Иличевского) участия, но точно с другими читающими те же тексты и в тот же момент. это удивительное свойство его слов - заставлять разговаривать, втягивать в беседу, выуживать из читающего его личное восприятие, или даже собственные догадки, мелкими репликами сближая его отношение к предмету с отношением тех, кто смотрит на текст одновременно с ним, а может просто создавая иллюзию этого сближения.

У его слова уникальная особенность заставлять читателя задумываться не просто о написанном, а о его достоверности, не полностью доверять тексту, но в то же время не компроментировать свой талант или собственно личность автора - то есть прочитывая, понимаешь, что Иличевский четко знает о чем говорит и намеренно стирает границы между фактом и догадками именно в тот момент, когда читатель наиболее доверчив, завлекая его в ту самую игру. Не стоит даже говорить, что делает он это совершенно мастерски. Получается литература дурманящая и вязкая, но также и воздушная, напоминающая этими факторами осиные гнезда, легкие, искуссно сплетенные, и таящие в себе весьма предсказуемые опастности. Как и многопользовательская игра, затягивающая, если даже не собой, то в любом случае идеей своего существования, заразная не после первого прикосновения, а от мысли о нем.

Его "Гуш-Мулла" полна невозможностей и этим прекрасна, как картины Босха. Нет, Иличевский не сюрреалистичен. Его невозможности - невозможности литературные, сугубо словесные, частности, обобщенные только в этих текстах. В своих монологах он нашел нить, на которую легко нанизываются и теоретическая физика, и метаметафоризм, и Сведенборг, и прикладная нумерология "Пиковой дамы". Более того, они все ощущают себя вполне уместно, будто эта нить притягивает именно их, но по сути могла бы притянуть и любую другую сущность. Если на первый взгляд, скажем издалека, эта нить кажется равномерной, кристаллы на ней тщательно подобранными, то вглядываясь начинаешь замечать, что рядом с аккуратно нанизанным томиком Аристотеля оказывается детский трехколесный велосипед, который в свою очередь легко может соседствовать с обезглавленным бюстом, допустим, Наполеона. При том все эти предметы настолько органичны, настолько дополняют друг друга и так естественно перекликаются, что целостность текста даже на секунду не попадает под сомнение. Тем самым Иличевский пишет о том, как можно писать. Как наверное и должен любой большой писатель, не просто вступая в диалог с читающими текст, но и создавая среду, в которой сами читатели могут начать общение напрямую, примерно как в тех же многопользовательских компьютерных играх.

Subscribe

  • Инопланетяне у египтян

    Если, кто-то еще не слышал, aniuto4ka уже написала, что в издательстве peshkombooks вышла моя книжка "Инопланетяне…

  • Колобище

    Я тут мельком пишу детскую книжку про монстров (не слишком страшных и весьма неординарных), и решил поделиться. Получается, что длинный текст нигде…

  • Рейдерство в Тарусе

    Originally posted by dolboeb at Рейдерство в Тарусе Писатель Александр Иличевский в 2002 году купил дом в Тарусе у пожилой пары местных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment